Вирус и Корона. Психотерапевтическая сказка


Автор: Денисова Анна Ивановна, кандидат психологических наук, доцент, судебный эксперт


Жил-был на свете маленький вирус. Такой маленький, что без микроскопа его и не разглядеть было. Жил - не тужил, инфекцию разносил по разным организмам, паразитировал, размножался.  Считал себя важной персоной, только вот никогда ничего хорошего в свой адрес не слышал. Да как-то задумался: а почему про него никто не знает, может, он и не живет совсем, а так, существует? Ни тебе внимания, ни тебе популярности.  И если нет организма, за счет которого можно поживиться, не факт вообще, что ты – жив!

Тоскливо стало вирусу. Так тоскливо, что понял он: нужно срочно что-то делать! Иначе исчезнешь как вид, и никто про тебя не вспомнит. Долго он думал-размышлял, и понял, что ничего он сам не может и не умеет. Способен только заразу разносить. Да и то – разносить – это громко сказано! Сам по себе он не силен, не жизнеспособен, и, если нет организма-хозяина – даже передвигаться самостоятельно не может. Не жизнь, а сплошная зависимость! Отсутствие свободы, самодостаточности, ущербность и неполноценность – его верные спутники. Понял вирус, что он – неудачник.  Злость и отчаянье овладели вирусом. И тогда решил он: есть только один способ избавиться от этого ощущения ничтожности, ущербности и страха за свое существование – сделать ущербными других. Причем – чем больше, тем лучше! Понравилась вирусу эта идея и стал он думать, как же это сделать. Что может сделать существо, - рассуждал вирус, - которым владеет страх? Пугать других! Как перестать ощущать каждую минуту свою ничтожность и униженность? – унижать других! Что может дать ему силу и уверенность в себе, приобрести чувство значимости? – власть над другими, над тысячами других существ! – так рассуждал вирус.

И невдомек ему было, что подобные рассуждения – это философия убогих и неполноценных, философия бедных духом и слабых. Вирус не знал этого. Его философия была философией паразита, а выше головы, что называется, не прыгнешь.

Первое, с чего начал Вирус – он стал придумывать себе имя. А как же иначе остаться в истории, если у тебя даже имени нет? Причем имя должно быть таким, что при одном его упоминании люди бы подчинялись его власти. Стал Вирус перебирать в уме разные символы власти: царь, монарх, трон, корона… Ну конечно, Корона! От удовольствия Вирус даже начал увеличиваться в размерах. Отныне он теперь не просто Вирус, а Корона-Вирус! Вирус был очень доволен собой. Начало положено. Но необходимо идти дальше, - рассуждал Вирус. Раз он теперь Корона, нужно завоевать мир! А как это сделать? Ведь он такой ничтожный и беспомощный, умеет, конечно, пакостить по-мелочи, но люди таких не боятся… Вот это задача так задача! Но Вирус уже вошел во вкус, почувствовал азарт, и отступать так просто был не намерен. Его воображение рисовало ему грандиозные планы: он владеет миром, перед ним трепещут все правительства, народы поклоняются ему… Его власть абсолютна!.. В своем воображении он чувствовал себя важным и могущественным. Осталось воплотить это в жизнь. Но как? Вирус не находил ответа на этот вопрос.

И тогда он вспомнил про свою старую подружку – тетушку Ложь, у которой в запасе всегда было какое-нибудь средство. Они были знакомы давно, и были почти ровесниками. За много тысячелетий своего существования человечество не смогло избавиться от Лжи, как ни старалось. Уж очень изворотлива она была. Ложь умела быть разной – наглой и откровенной, как падшая женщина. Тихой и незаметной, как мышь. Стеснительной и прячущей глаза, и уверенно кричащей на плакатах и транспарантах. Она умела переворачивать факты, подменять понятия, переписывать историю, оперировать цифрами. Словом, с точки зрения Вируса она была очень гибка и адаптивна. Этот факт только добавлял ей веса в глазах Вируса, и он знал, что в этой ситуации, если кто и сможет ему помочь, то это точно должна быть Ложь. Но Вирус также знал, что бесплатно Ложь ничего делать не будет, и обязательно назначит свою цену. Но то, что он услышал, поразило даже его. «Люди должны потерять себя, - сказала Ложь, - они должны потерять лицо, имя, личность. Они больше не будут Чело-веками». Удивился Вирус такому странному предложению, но спорить не стал – какая разница, что станет с людьми, главное – он приобретет господство! Так рассуждал Вирус, даже не подозревая, что его старая подружка Ложь задумала обмануть и его (иначе она бы не была Ложью!) и решила просто использовать Вирус в своих целях. А цели эти были похожи на цели Вируса – Ложь хотела абсолютной власти над людьми!

И начала Ложь свое великое шествие – под видом заботы о здоровье запирала людей по домам, надевала на них маски, отнимала работу и праздники. Ложь входила во вкус, без войны покоряя города и страны. А Вирус потирал от удовольствия руки – ведь ему ничего не стоило заразить испуганных и встревоженных людей, которые сидели без движения и свежего воздуха, и уже сами искали у себя симптомы болезни… И самое большое удовольствие он получал даже не от их болезни, а от того, что люди становились послушными, безропотными и подчиняемыми.

За сравнительно короткое время Вирус и Ложь уже обошли полмира, и уверенно двигались дальше. Как-то, проходя один небольшой русский город, они заметили детей, которые играли на детской площадке. Отовсюду раздавался громкий заливистый смех, и конечно, страху там не было места. Вирус нахмурился, ему стало не по себе. Ложь от неожиданности даже присела. Виданное ли это дело – здесь их никто не боялся, больше того – на них даже не обращали внимания! А дети бегали в догонялки, играли в мяч, строили куличики в песочнице. И звонко смеялись!

Вирус и Ложь спрятались за угол дома, сжались в комочек и стали наблюдать за детьми. А на детской площадке тем временем разворачивались события очень интересные. Один мальчик постарше, с золотисто-рыжими вихрами собрал вокруг себя несколько ребят и что-то оживленно стал им объяснять. И вот уже посередине площадки появилась импровизированная сцена – очерченный палкой на песке круг. Появился зрительный зал – скамейки, поставленные с одной стороны напротив сцены. Появились актеры и зрители. И спектакль начался! На сцене разворачивались события, в которых Вирус и Ложь узнавали себя. Рыжеволосый мальчик, надев на голову картонную корону из Мак-Доналдса, изображал его, Вирус, смешно выпятив живот и покачиваясь из стороны в сторону. Девочка в голубом джинсовом сарафане, с бананом в руках вместо микрофона, изображала Ложь, корчила страшные рожи и запугивала зрителей, рассказывая про Вирус сказки-страшилки. И все это они проделывали так весело и живо, что дети, сидящие в «зрительном зале», от души хохотали и подыгрывали актерам.

И зрители, и актеры, так увлеклись этим действием, что не заметили, как от производимого ими шума открывались окна в домах. Люди выходили на балконы, выглядывали в окна, с интересом следили за происходящим, - и тоже начинали смеяться! Они словно увидели себя со стороны. И то, что они увидели, выглядело очень нелепо и смешно. Всеобщее веселье постепенно, захватывая дом за домом, охватило всю улицу, потом район города – потом город! Люди выходили из домов на улицы, стояли на балконах, смотрели из окон. Улыбались, смеялись, даже пели песни.  В воздухе витало ЕДИНЕНИЕ! Словно очнувшись от долгого сна, люди, как дети, радовались этому смешному спектаклю, друг другу, солнцу, свежему ветру, радовались жизни!

Вирус и Ложь, напуганные происходящим, уже давно бежали по улицам города, не понимая, что происходит. Они бежали, а смех, звучавший со всех сторон, наступал им на пятки, толкал в спину, заставлял затыкать уши. Но это было уже бесполезно. Они бежали из города в город. Бежали по лесам и полям. По горам и болотам. И нигде не могли укрыться от этого смеха. От этого смеха они словно таяли, уменьшаясь на глазах. Ведь они не знали, что счастье и радость – так же, как и вирус (и даже легче!), передаются от человека к человеку. Иногда для этого нужно просто посмотреть в глаза, или улыбнуться, или погладить по плечу, или сказать доброе слово.

Вирус и Ложь бежали, и понимали, что проиграли. Потому что люди вспомнили, что они свободны. Потому что поняли, что быть счастливыми легче, чем несчастными. Потому что осознали себя победителями. А главное – потому что они почувствовали силу единения!

Когда они пробегали очередной большой город, неожиданно им дорогу преградила группа из нескольких человек. Это были ученые. Один профессор со склянкой в руках вышел вперед и ловко поймал Вирус. «Вот ты-то мне и нужен, голубчик! – сказал он. А Ложь сразу стала нашептывать ему на ухо, показывая пальцем на Вирус: «Это все он придумал. А я буду с вами сотрудничать…». Только просчиталась она. Потому что не знала, что настоящим ученым ложь ни к чему. Отряхнулся он от нее, как от назойливой мухи, и пошел вместе с коллегами в лабораторию изобретать лекарство от рака.

Все-таки удалось нашему Вирусу стать известным. Под руководством ученых, он научился разрушать раковые клетки в организме и помогать людям быть здоровыми. А в том маленьком городе, где дети устроили спектакль с Вирусом в главной роли, ему даже поставили небольшой памятник. В благодарность за то, что с его помощью люди вспомнили, что есть главное в их жизни, а что – второстепенное. За то, что снова научились верить в себя. За то, что захотели жить, а не существовать. А главное – за то, что с помощью Вируса они поняли: ВМЕСТЕ они непобедимы!